//
you're reading...
Наши новости

Andrew P. Grigorenko, “In Memoriam Natalia Gorbanevskaya” / Андрей Григоренко, “Памяти Натальи Горбаневской”

C22693-gorbanevskaya02     There is something not right, unfair in this life. I’ve just received a message from Natasha Gorbanevskaya about a meeting in Paris with Arseny Raginsky and almost immediately a message from Natasha was followed by a message that Natalia Gorbanevskaya has past away. We all understand in our minds that death is the imminent last point in the earthly life of each person. Nevertheless, we can never accept this fact. The message did not have enough time to settle in my head but the stream of first obituaries started pouring in with all known fact about her as established poet, human rights activist, the first editor of Chronicle of Current Events, a member of the Initiative Group for defense of Human Rights, the participant of the demonstration against the occupation of Czechoslovakia by Soviet troops, a prisoner of conscience, a victim of punitive psychiatry… All this is true, but only behind the scenes is always something more prosaic: the human himself with his weaknesses, virtues, feelings finally.

Many years of friendship bind me with Natasha, whom I met in the mid- 60s, and today besides the feeling of loss come the memories of friendship. However, at this moment I do not remember any controversy or heated debates, I remember only particles of human warmth. Perhaps I could have remember a lot, but for some unknown reason, I recall most of all our last meeting. We were sitting with Natasha in her small Parisian apartment, drinking wine and talking about old friends and some meaningless nonsense. And it seems time and place had no meaning or value. Strange, but we saw each other quite recently in the Crimea, where we were guests and the participants of events over the Crimean Tatar national mourning. Perhaps that Crimean meeting was too over-saturated with many pleasant meetings and wore socially significant nature, while the Paris meeting was just a meeting of old friends who just like to have a glass of wine and chat about nothing. Do not ask me a question about what we talked about, since there is no answer to this question. It simply does not exist. Quintessential nature of such meetings is warm companionship and energy, which helps one to live. Natasha’s son Yaroslav who joined us later brought a fresh breeze of younger generation with him and made our meeting even nicer. The evening passed quickly. I hurried through the Paris summer night to catch the last train of metro and nothing whatsoever signals that I shall never see my old friend Natasha again.


Andrew P. Grigorenko
President of General Petro Grigorenko Foundation
www.grigorenko.org

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Есть что-то не правильное, несправедливое в этой жизни. Вот только что пришло сообщение от Наташи Горбаневской о встрече в Париже с Арсением Рагинским и чуть ли не сразу за ним сообщение, что из жизни ушла Наталия Горбаневская. Мы все умом понимаем что смерть не более чем неотвратимая последняя точка в земной жизни каждого человека. Тем не менее мы никогда не можем смирится с этим фактом. Ещё не уложился в голове весь смысл этого сообщения а уже появились первые некрологи с устоявшимися поэт, правозащитник, первый редактор Хроники текущих событий, член Инициативной Группы защиты Прав Человека, участница демонстрации против оккупации Чехословакии советскими войсками, узница совести, жертва карательной психиатрии… Всё правда, но только за кадром всегда остаётся что-то более прозаическое, то есть сам человек с его слабостями, достоинствами, чувствами наконец.

Многие годы дружбы связывают меня с Наташей, с которой я познакомился в середине 60-х годов, и сегодня кроме ощущения утраты приходят воспоминания. Однако в эти минуты не помнятся ни разногласия, ни ожесточённые споры, ни общественная деятельность. На ум приходят какие-то мелкие детали, отложившиеся в уголках памяти и оставившие частички человеческого тепла. Возможно можно вспомнить многое, но по какой-то неведомой причине мне вспоминается наша последняя встреча. Мы сидим с Наташей в её небольшой парижской квартирке, пьём вино и говорим о старых друзьях и о какой-то чепухе. И время, и место решительно не имеют никакого смысла и значения. Странно, но ведь мы виделись сравнительно недавно в Крыму, где мы были гостями-учстниками мероприятий по поводу крымскотатрского национального траура. Возможно та крымская встреча была слишком перенасыщена многими приятными встречами и носила общественно-значимый характер, в то время как парижская встреч была просто встречей старых друзей, которым просто приятно выпить по бокалу вина и поболтать ни о чём. Не задавайте мне вопрос о чём мы говорили, так как никакого ответа на такой вопрос просто не существует. Квинтесенцией таких встреч является тепло дружеского общения и энергия, которая помогает жить. Присоединившейся к нам позднее Наташин сын Ярослав внес дополнительно в нашу встречу дуновение ветерка молодого поколения, сделав эту встрчу ещё приятнее. Вечер пролетел незаметно. Я спешил по летнему ночному Парижу к последнему поезду метро и ничто не предвещало того, что я более никогда не увижусь с Наташей.

Discussion

Comments are closed.

%d bloggers like this: